IT-предприниматель Денис Рогов: «Амурскую область и Дальний Восток я воспринимаю как новую Америку»

Благовещенец Денис Рогов плотно окружил себя технологиями. Предприниматель не только увлечен этой сферой сам, но и старается сделать ее интересной для горожан. Парень не только не променял Благовещенск на Москву, но и видит в родном регионе далеко идущие перспективы. В личной беседе с нами Денис поделился своим мнением по поводу будущего VR-индустрии и блокчейна, а также собственными планами.

IT-предприниматель Денис Рогов: «Амурскую область и Дальний Восток я воспринимаю как новую Америку»

Первые шаги и бизнес-ожоги

В каком возрасте ты открыл свой первый бизнес?

Первый более-менее серьезный бизнес, стартовал, наверное, лет в 16 – я продавал магнитолы для машин через интернет. Тогда в России существовала достаточно популярная площадка «Молоток.ру». Это был интернет-аукцион и сначала я начал им пользоваться для себя – покупал монеты, делал другие заказы. Чуть позже я заметил, что магнитолы на сайте стоят дороже, чем у нас в городе у китайцев. Тогда я и начал покупать их «Каньоне» и XL, накручивать 2-2,5 тысячи и продавать по России. Потом я еще научился ставить на магнитолы навигацию, загружать карты, подкачивать регионы и допродавал эту тему еще за 500 рублей дополнительно.

Сколько получалось зарабатывать в месяц?

Где-то полгода я раскручивался, нужно было набить рейтинги, чтобы покупатели начали мне доверять. Ближе к 17 годам у меня выходило зарабатывать тысяч 40-45.

Во всех интервью ты себя называешь IT-предпринимателем. Скажи, какой смысл ты в это вкладываешь?

Существует еще одно подходящее определение–технологический предприниматель. Оно мне кажется более широким, чем IT-предприниматель. Я стремлюсь к тому, чтобы коммерциализировать технологии. Мне интересны они, я люблю в них разбираться. VR и 3D-печать– это только вершинка айсберга моих интересов. Я интересуюсь искусственным интеллектом, большими данными, биометрией, меня очень привлекает финтех. Просто в данный момент и именно в данной географической точке оптимальной, с точки зрения коммерциализации, является именно работа с виртуальной реальностью.

Были ли у тебя проекты, в которых ты прогорал?

Прям такого жесткого прогара не было, были ожоги, я так скажу. В проекте по 3D-печати я арендовал офис, поставил принтеры, начала работать на заказ. Но был очень волнообразный спрос, достаточно волатильная история – в один день нужно было напечатать очень много, а в другой совсем ничего. Было достаточно сложно было планировать, строить финансовую модель. В итоге пришлось с офиса съехать спустя 3-4 месяца, переезды были не очень комфортны.

В криптоиндустрии из-за некоторой моей безалаберности и незнания правил сетевой безопасности, у меня крали на бирже деньги. И речь здесь идет о сотнях тысяч рублей. Но я смог взять себя в руки и не унывать по этому поводу – записал эти деньги в фонд собственного опыта. Зато теперь стараюсь продумывать моменты безопасности тщательно.      

Не считал, сколько у тебя денег уже ушло в пользу фонда собственного опыта?

Пара миллионов, думаю (смеется).

Погружение в виртуальную реальность

За твою предпринимательскую деятельность у тебя было немало проектов. Назови самый успешный из них, на твой взгляд.

Я думаю, самый успешный еще не родился. Из тех, что есть... Конечно, меня сейчас больше всего интересует VR-индустрия. Именно связанный с ней проект я считаю на данный самым успешным. С точки зрения коммерциализации он, может быть, пока и не такой, но зато достаточно устойчивый, интересный и перспективный. Есть несколько направлений, в которых его можно развивать.

Сколько инвестиций надо, чтобы открыть подобный твоему VR-клуб?

Тысяч 800-900, плюс-минус. Зависит количества оборудования, которое человек решит поставить. Можно открыться мега-бюджетно, если есть уже помещение готовое, с ремонтом. Самый основной барьер для входа– это не денежный момент, а момент с необходимостью разобраться во всем оборудовании, настроить и наладить.

Ты уже сколько работаешь?

Именно в Благовещенске в формате клуба– три месяца, сентябрь–это четвертый. До этого мы тестировали стенд. И еще был период, когда я работал в Москве.

Считал, сколько времени понадобится на окупаемость инвестиций?

При такой динамике примерно 7-8 месяцев. В течение года вполне реально окупить. Мы достаточно много вкладываем в онлайн-каналы продвижения, маркетинг в целом, бесплатные мероприятия, много реинвестируем. В принципе, если эту тему вести еще активнее, можно окупить и быстрее.

Какая основная аудитория клуба?

Вообще у нас 5-6 лет бывали дети и были как-то старички, у которых был юбилей свадьбы. Им самим лет по 65-70. Они пришли к нам отметить праздник и «отправились» на Международную космическую станцию.

Если говорить о среднем посетителе, то, наверное, это больше подростки–с 12 до 18 лет. 20-25-летние тоже активно ходят. Мы с тобой выросли в эпоху компьютерных приставок, игр, наше поколение с этим знакомо. С более старшим поколением в этом плане работать уже сложнее.

Постепенно технологии входят в нашу жизнь и актуальность клубов снижается. Так было с компьютерными клубами, к примеру. Сколько ты времени даешь на то, чтобы VR-технологии пришли в каждый дом?

Я считаю, что именно с VR-технологиями такого не будет. Формат клубов и парков он, скорее всего, достаточно жизнеспособен и просуществует десятилетия. Оборудование сейчас достаточно дорогое, плюс оно постоянно обновляется. И к VR есть еще много специальных приблуд - перчатки, беговые дорожки, автоматы. Много дополнительных штук, которые себе не каждый может поставить дома.

Но есть еще и направление мобильных шлемов– носимых, портативных и без шнуров. Они немного меньше по функционалу, на них более простые приложения, они больше созданы для поглощения контента– видео, фильмов, простых игр. Стоят такие в районе 15-30 тысяч рублей. Вот такие штуки завоюют массовый рынок в ближайшие пару-тройку лет. Под них сейчас нужно начинать делать контент– вот идея для начинающих предпринимателей, это глобальная история, на которой можно зарабатывать миллионы.

Контент - это приложение, игры?

Можно даже видео снимать в 360. Мы сейчас эту штуку активно используем. Снимаем просто статичные видео– недавно ездили на космодром, снимали его с разных ракурсов. Плюс снимаем с дрона–вешаем на него камеру, делаем пролет над объектами и потом в видео графически дорисовываем объекты инфраструктуры, которые будут в будущем строиться на этой площади.

Расскажи о дальнейших планах на развитие клуба?

Мы хотим сделать большой парк развлечений, где будет целый каскад штук, связанных с виаром. Там разместятся минимум 12 устройств. Он будет находиться в самом эпицентре городской жизни.  

Плюс, мы сейчас развиваем производство собственного VR-контента– съемки в 360, сейчас запускаем VR-приложение. Есть желание двигаться в этом направлении, разрабатывать, делать для индустрии, может быть, заниматься дополнительно поставками оборудования. Рынок растет и будет расти процентов по 30-35 в год, по прогнозам. И этот рост продолжится ближайшие десятилетия.

«Наши 3D-принтеры плотнячком оцепляли люди»

Назови свой самый технологичный проект?

Это тот же VR и проект «Восток 3D» по 3D-печати, который функционирует и сейчас. Адаптивное производство, печать, 3D-сканирование, моделирование – достаточно технологичная тема. Но VR в этом плане все же немного другой, мне кажется. Он немного сложнее.

Расскажи вкратце про 3D-печать и где ее можно использовать?

Вообще 3D-печать – это достаточно большая индустрия. Она подразделяется на несколько типов, самая распространенная сейчас и та, которой занимаемся мы, - это FDM-печать. Это печать из пластиков методом послойного наслоения. Клиенты у нас есть совершенно разные – ребята, которые собирают роботов и нуждаются в деталях, автолюбители, которым нужно какую-то ручку или колпачок для машины сделать. И, конечно, мы периодически беремся за крупные проекты – печать больших моделей, к примеру, зданий. Интересным проектом было создание благовещенской телевизионной башни. Платформу для нее мы сделали на наших принтерах, а саму башню на SLA-принтере с более точной детализацией. Такой принтер стоит несколько десятков миллионов и у нас в городе таких машин нет. Башня получилась со всеми деталями. Проект был очень сложный проект, но интересный.

Ты первым в городе начал заниматься 3D-печатью?

Если и были гики-энтузиасты, которые занимались печатью до меня, то они никогда не пытались это дело коммерциализировать, упаковать и подать. Я видел объявления на ветках АмИТ и других местных форумов, досках объявлений вроде Avito. Но выкатить на рынок 3D-печать в виде услуги мы смогли первыми. Спустя несколько лет появились компании, которые предлагают подобные услуги, но дела у всех идут пока достаточно сложно. Рынок непростой и даже я во многом вышел из участия в нем. У нас до сих пор есть принтеры, они работают под какие-то постоянные заказы, крупные проекты, но изготовления мелочей мы стараемся избегать.

Насколько сложно выводить новый технологичный продукт на рынок в городе, в котором не все в принципе знают, что такое 3D-печать?

Мы заходили на рынок через мероприятия и выставки. Первые два принтера мы привезли из Китая в 2014 году. По тем временам модели наших принтеров стоили в районе 70 и 120 тысяч рублей. Почти сразу мы поставили их на «АмурЭкспоФоруме». Когда на рынок выводится какой-то такой новый продукт, в первую очередь нужно показать его людям, чтобы они поняли принцип работы. В 2014, 2015 и даже 2016 году наши принтеры плотнячком оцепляли люди. Я лично объяснял, как эти машины работают, рассказывал про разные типы пластиков и принтеров, о возможностях их использования.

Большинство людей до конца не понимает, как 3D-печать можно применить в повседневной жизни. Она предлагает немного непривычную парадигму – стать соавтором, сделать что-то уникальное самостоятельно. Это возможность полной кастомизации.

Дорого вообще стоит создание крутой модели под индивидуальный запрос?

Я на примере расскажу. У нас как-то был заказ на изготовление гипсо-полимерной полноцветной фигурки человека высотой 15 сантиметров. Для создания подобной модели несколько вариантов. Первый – использовать 3D-сканер, отсканировать человека«вкруг», создать модель и отправить ее на производство. Мы воспользоваться сканером не могли – фигурка должна была стать подарком-сюрпризом. В итоге мы собрали максимальное количество фотографий человека с разных ракурсов, и дизайнер сделал нам модель. За 15 часов по фотографиям он восстановил человека и взял за работу 8 тысяч рублей. Эту фигурку продали за 15 тысяч, в них кроме моделирования вошли 1500 рублей за производство и столько же за курьерскую. Наша прибыль – в районе 5 тысяч.

От майнинга к AmurCoin

Среди всей этой массы проектов, сколько сейчас у тебя действующих?

Смотря что считать проектом, а что хобби. Я скажу так – даже 3D-печать изначально была моим хобби. Я занимался ей чисто из интереса. У меня даже был период, когда я жил в съемной квартире и поставил себе задачу-эксперимент – напечатать максимальное количество предметов интерьера для дома. Я напечатал около 10-12 изделий. Начинаю от плафонов, крючков на стену, подстаканников.

Из действующих помимо упомянутых я сейчас достаточно плотно развиваюсь в блокчейн-индустрии. Это тоже все пошло из хобби, из интереса. Еще во времена службы в армии я начал читать экономиста австрийской школы экономики Фридриха фон Хайека. Потом, когда появился и популяризовался биткоин, я начал за этим делом следить. Где-то года 2-2,5 назад подключился к майнингу – просто арендовал вычислительные мощности через интернет и начал получать первую крипту, потом осваивать биржу, трейдинг. Поучаствовал в нескольких ISO, вложил денег, где-то удачно, где-то нет, но заработал много опыта.

Сейчас я пришел к тому, что надо создавать свои токены. Я вижу за блокчейном громадные перспективы. Изначально я полез в эту сферу как раз для того, чтобы повзаимодействовать с этим будущим, которое настанет через 5-10 лет.

На твой взгляд, где технологию блокчейн можно использовать уже сейчас и где она пригодится предпринимателям в будущем?

В первую очередь в ведении реестров. Перенести договор в блокчейн, сделать какой-то смарт-контракт – это, в принципе, уже с нынешними технологиями вполне возможно и в ближайшие годы получит достаточно сильное распространение.

Плюс, блокчейн может хранить любые данные, любые записи. Я думаю, человечество в ближайшие десятилетия придет к тому, что все мировые события, все история человечества будет писаться в блокчейне. По факту мы получим неподдельную историю. Будет такой лог того, что делает человечество. Будущие поколения через 200-300 лет смогут воспроизвести историю в точных нюансах. Конечно, это немного фантастичная сейчас идея, но блокчейн к чему-то подобному все-таки приведет, я думаю.

Не так давно мы пережили дикий скачок интереса ко всей криптоиндустрии. Разные складывались мнения – некоторые видели в этом будущее, другие – пирамиду, которая вот-вот развалится. Что ты об этом думаешь?

Все достаточно циклично. Любую технологию сначала ждет определенный взлет среди продвинутых пользователей. Затем постепенно технологии начинают получать популярность, входить в массы, затем происходит определенный хайп и все начинает идти на спад. Технология выходит на так называемое плато, где она более-менее развивается, но уже без особой истерии и в рамках нормальных бизнес-моделей. После всех этих взлетов приходит так называемое позднее большинство. Мы пережили такой скачок и сейчас блокчейну нужен год-три, чтобы стать чем-то таким, что можно использовать, масштабировать и внедрять повсеместно.

Во время хайп-скачка было очень много людей, которые брали кредиты, покупали видеокарты. Сейчас есть в этом смысл?

Рынок сейчас на спаде и, если есть свободный кэш, я бы закупился, взял бы портфельчик. Можно из 3-4 валют сформировать что-нибудь интересное. Вероятность того, что он подрастет – чрезвычайно высокая. Просто нужно понимать во что вкладывать, смотреть на нормальные проекты – Ethereum, Waves, Litecoin, перспективные проекты. Можно их покупать и держать в портфеле, даже без торговли на бирже. Потому что, если вы не занимаетесь биржей фултайм, то результат вашей торговли вряд ли будет положительным.  

Для ВЭФ ты сделал криптовалюту AmurCoin. Расскажешь про нее?

Все-таки я называю AmurCoin токеном. Мы будем торговать за нее в рамках Восточного экономического форума. Посетители ВЭФ, придя в павильон Амурской области, смогут показать данные фитнес-трекера или смартфона и «обменять» пройденные шаги на амуркоины в пропорции один к одному. Потратить их можно будет в сувенирной лавке на продукцию Амурской области – мед, Иван-чай, сувенирные монеты, эксклюзивные бюсты Константина Эдуардовича Циолковского, которые наша компания разработала и создала с помощью 3D-принтеров, и прочие штуки.

Сейчас проект реализуется как интерактив, в первую очередь. Его цель показать возможности токенов, продемонстрировать фундаментальное преимущество блокчейна – его открытость, ведении лога всех транзакций. В будущем это фунадментально может изменить общество, когда информация о финансовом учете и распределения средств станет полностью открытой.

А какая стоимость амуркоина по отношению к рублю?

Пока мы прямых корреляций никаких не делали, сейчас он привязан к шагу. Возможно, на следующем этапе развития мы сделаем связь с рублем и его можно будет использовать как инвестиционный инструмент ориентированный, скорее, на международный рынок. На практике можно этот токен выносить на криптобиржи, позволять покупать его международным инвесторам и, посредством его покупки, инвестировать средства в проекты на территории Амурской области. Технологически и практически это возможно. Вопрос в том, как наш бизнес и местные чиновники будут воспринимать этот инструмент.

За рекламой – в YouTube

Как ты оцениваешь уровень digital в нашем городе?

У нас очень инертное общество. Года четыре назад я начал работать с SMM и понял, что люди считают этот вид рекламы условно бесплатным. Создают аккаунт в Instagram, начинают подписываться на людей, идет какая-то отдача, покупки. Но факту, с учетом всех временных затрат и прочего, это не очень эффективный способ продвижения.

Рекламные платформы – Facebook, Яндекс, Google – зарабатывают с коммерциализации вашего внимания. Рекламодателям они дают удобные, четкие инструменты по работе с аудиторией. Если вы освоите эти рекламные инструменты, то можно с относительно небольшими бюджетами выйти на достаточно широкую аудиторию. Причем не на абы какую, а конкретно подобранную по возрасту, полу, интересам, поисковым запросам. Это будет гораздо эффективней, чем старые методы продвижения.

Digital-среда очень переменчива. Ваши способы и подходы к нему, как маркетолога, тоже должны постоянно претерпевать какие-то изменения. Постоянно выходят новые инструменты, фишки – нужно их использовать, внедрять, тестировать. То, что работает в Москве не обязательно будет работать в Благовещенске. С одним продуктом будет работать Facebook, а с другим лучше запустить MyTarget или видеорекламу в «Одноклассниках».

Посоветуй начинающим предпринимателям три площадки, на которых однозначно надо рекламироваться.

Однозначно Google (AdWords), Яндекс и Facebook Ads.Последний включает в себя Instagram и сам Facebook с его мессенджером. Яндекс это не обязательно контекст. В AdWords есть еще YouTube, аудитория которого в Благовещенске больше 120 тысяч человек. Это самый массовый канал доставки информации до горожан, ни один телек, радио, газета не покрывают такого количества людей. У Instagram аудитория меньше – порядка 40 тысяч.

Возвращение в новую Америку

Дважды ты уезжал в Москву. Почему ты там не остался?

Я согласен, что в Москве больше возможностей. Там вообще совершенно другой стиль жизни, очень много людей, конференций, событий. Ты там постоянно растешь, видишь очень много людей, которые реализуют масштабные и интересные проекты. И у тебя у самого появляется мотивация расти над собой, это очень здорово. Чем бы ты не занимался, в Москве ты всегда можешь найти собеседника по интересам. В Благовещенске такого нет, но ситуация меняется. Когда я в последний раз вернулся из Москвы, то начал активно обрастать людьми, которые в целом во многом разделяют мои интересы, хотят развиваться, двигаться, понимают, что наш регион тоже чрезвычайно перспективен. Здесь есть задачи другого уровня, масштаба, они интересней.

Мы живем в глобальном мире, нет проблемы перемещаться между часовыми поясами, городами. Поэтому, я считаю, что проще жить на несколько городов, двигать проекты, развиваться как специалист. Такая модель дает возможность не застывать в каких-то рамках и мышлении. По себе заметил, в Благовещенске погружаешься в рамки, глобальность мышления начинаешь терять и действуешь локально.

Если вернуться к вопросу, почему я все-таки вернулся. Честно говоря, для меня это был острый вопрос. У меня была достаточно интересная работа – мы тоже занимались VR-клубами и я начал развивать глобальную историю по их масштабированию. Ребята, с которыми я работал в команде делали свой продукт, VR-квест. Я помог им открыть клуб в Риге, занимался локализацией контента под латышский язык в том числе, английскую версию делал. Но я чувствовал, что нахожусь как бы в структуре, надо мной есть начальство, что мои идеи ограничивают. А я привык быть предпринимателем, сам выстраивать свой график, расставлять приоритеты.

Если бы я сейчас жил в Москве, то зарабатывал, наверное, сотки три. Но мне было бы на душе не очень комфортно. Амурскую область и Дальний Восток я воспринимаю как новую Америку. У нас здесь есть куча возможностей и мы живем в отличном регионе – нужно просто взяться за него.

Истории
26.09.2018
Анна Валова
У форума «AMUR TRAVEL» появился собственный талисман
11 Июля 2019
«БитКОТ», «Suvorov», «Vegas» и DJ Graha выступят с концертами на форуме «AMUR TRAVEL»
11 Июля 2019
Полеты на воздушном шаре, парусная регата и подъем на Тукурингру: стартовала регистрация на форум «AMUR TRAVEL»
11 Июля 2019